Уникальные учебные работы для студентов


Человек разрывается между двумя тенденциями эссе

Введение в философию человеческой культуры Чарлзу У. Символ — ключ к природе человека Биолог Иоганн Икскюль написал книгу, в которой подверг критическому пересмотру принципы биологии.

Икскюль — решительный сторонник витализма. Он отстаивает принцип автономии жизни. Жизнь есть высшая и самодостаточная реальность, она не может быть описана и объяснена в терминах физики или химии.

С этих позиций Икскюль развертывает новую общую схему биологических исследований. Реальность не едина и не однородна, а, напротив, чрезвычайно разнообразна: Явления, которые мы обнаруживаем в жизни некоторых биологических видов, не могут быть перенесены человек разрывается между двумя тенденциями эссе в какой другой вид.

Опыт, а значит, и реальность каждого из двух различных организмов несоизмеримы друг с другом. Исходя из этих общих предпосылок, Икскюль развивает очень остроумную и оригинальную схему биологического мира.

  • Таким способом нетрудно выразить ярость, страх, отчаяние, горе, мольбу, желание, игривость, удовольствие;
  • С этих позиций Икскюль развертывает новую общую схему биологических исследований;
  • Демонстрируем свое внимание к истории, интерес, проявленный к цитате.

В некотором смысле он отказывается от деления на низшие и высшие формы жизни. Жизнь совершенна всюду — она одинакова и в малом, и в великом. Каждый организм, даже человек разрывается между двумя тенденциями эссе, не только в определенном смысле адаптирован, но и целиком приспособлен eingepasst к своему окружению.

Система рецепторов, посредством которой биологические виды получают внешние стимулы, и система эффекторов, через которую они реагируют на эти стимулы, всегда тесно переплетаются. Я не могу вступать здесь в дискуссию о биологических принципах Икскюля: Можно ли воспользоваться схемой Икскюля для описания и характеристики человеческого мира? Однако в человеческом мире мы находим и новые особенности, которые составляют отличительную черту человеческой жизни.

Функциональный круг человека гораздо шире, но человек разрывается между двумя тенденциями эссе здесь не только в количественных, но и в качественных изменениях.

Человек сумел открыть новый способ адаптации к окружающей среде. У него между системой рецепторов и эффекторов есть еще третье звено, которое можно назвать символической системой.

  • Его единство понимается как единство функциональное;
  • Он должен применять слова и следовать правилам того же языка.

Это новое приобретение целиком преобразовало всю человеческую жизнь. По сравнению с другими животными человек живет не просто в более широкой реальности — он живет как бы в новом измерении человек разрывается между двумя тенденциями эссе.

Существует несомненное различие между органическими реакциями и человеческими ответами. Однако средств против такого поворота в естественном ходе вещей. Человек живет отныне не только в физическом, но и в символическом универсуме.

Весь человеческий прогресс в мышлении и опыте утончает и одновременно укрепляет эту сеть. Вместо того чтобы обратиться к самим вещам, человек постоянно обращен на самого.

Он настолько погружен в лингвистические формы, художественные образы, мифические символы или религиозные ритуалы, что не может ничего видеть и знать без вмешательства этого искусственного посредника. Он живет, скорее, среди воображаемых эмоций, в надеждах и страхах, среди иллюзий их утрат, среди собственных фантазий и грез. Это pars pro toto; оно предлагает нам часть вместо целого.

Разум — очень неадекватный термин для человек разрывается между двумя тенденциями эссе обозначения форм человеческой культурной жизни во всем ее богатстве и разнообразии. Но все эти формы суть символические формы.

Кассирер, Эрнст. Опыт о человеке

Вместо того чтобы определять человека как animal rationale, мы должны, следовательно, определить его как animal symbolicum, символическое животное. Именно так мы сможем обозначить его специфическое отличие, а тем самым и понять новый путь, открытый человеку, — путь цивилизации. От животных реакций к человеческим ответам Определение человека как animal symbolicum дает нам основу дальнейшего исследования. Несомненно, символическое мышление и поведение — самые характерные черты человеческой жизни, на которых зиждется весь прогресс человек разрывается между двумя тенденциями эссе культуры.

Ответив на этот вопрос отрицательно, мы, по-видимому, должны будем признать наше невежество в тех важнейших вопросах, которые всегда были в центре внимания философии культуры. Они всячески стремились связать факт символизма с другими хорошо известными и элементарными фактами.

Феномен культуры

И хотя огромное значение этой проблемы было осознано, правильный подход к ней находили, к сожалению, очень редко. С самого начала вопрос оказывался неясным и смешивался с другими вопросами, принадлежавшими иной области размышлений. Животные обучаются отвечать на знаки как замену пищи поощрением так же, как если бы они реагировали на самую пищу.

Йеркс, описавший эти эксперименты в своей последней книге, делает важный общий вывод: Впрочем, последнее свидетельствует также и о том, что стоящая перед нами проблема не только эмпирическая, но и — в еще большей степени — логическая.

Этот исходный пункт — определение речи. Однако вместо того чтобы предложить готовое определение речи, может быть, лучше было бы продолжить поиск. Речь — человек разрывается между двумя тенденциями эссе простое и не единообразное явление.

Выигрывают знающие различные подходы к эссе!

Но существует форма речи совсем другого типа. Здесь слово имеет только значение междометия: Таким способом нетрудно выразить ярость, страх, отчаяние, горе, мольбу, желание, игривость, удовольствие.

Все теории и наблюдения, касающиеся языка животных, не достигают цели, если не учитывают это основополагающее различие. Кёлер настаивает на том, что речь безусловно выходит за рамки возможностей человекообразных обезьян. К такому же выводу пришел и Ревес. Он утверждал, что речь — чисто антропологическое понятие, которое, следовательно, должно быть полностью устранено из исследований человек разрывается между двумя тенденциями эссе психологии животных.

Если мы будем исходить из ясного и точного определения речи, все другие формы выражений, которые мы также находим у животных, автоматически устраняются.

Пример эссе по обществознанию

Йеркс, с особым интересом изучавший эту проблему, высказывается в более позитивном тоне. Однако все это, конечно, операции доязыкового уровня. Даже в области явлений органической природы мы признаем, что эволюция не исключает возникновения нового.

  1. Иллюстрируя это, мы должны были, естественно, обращаться к отдельным произведениям искусства, но все, что говорилось о Рафаэле и Тициане, о Рембрандте и Веласкесе, было нацелено на освещение общего хода вещей...
  2. Но это ведь лишь первый шаг. Выигрывают знающие различные подходы к эссе!
  3. Мы говорим о напряженности между стабилизацией и эволюцией, тенденцией к стабильным формам жизни и другой, которая ломает эту жесткую схему. Однако все это, конечно, операции доязыкового уровня.
  4. Как можно дать ответ на вопрос, само значение которого неясно?

Современная эволюционная теория больше подходит к эволюции с мерками раннего дарвинизма; иначе объясняет ома и причины эволюции. Они оказались в тупике. Для достижения ясности в постановке проблемы мы должны тщательно различать знаки и символы. Собака может реагировать на малейшие изменения в человек разрывается между двумя тенденциями эссе хозяина, она может даже человек разрывается между двумя тенденциями эссе выражения лица и перемены в голосе человека.

Но от этого еще далеко до понимания символов в человеческой речи. Но из этого мы узнаем лишь, что экспериментатор успешно менял ситуацию с пищей у животного. Сигналы и символы принадлежат двум различным универсумам дискурсии: Вводя это различение, мы сможем найти подход к одной из наиболее спорных проблем. Как можно дать ответ на вопрос, само значение которого неясно? За этим тезисом стоит авторитет Декарта; приводят его и современные психологи.

Последующие более точные наблюдения привели к другому выводу. Если под интеллектом понимать либо приспособление к непосредственному окружению, либо приспособительное изменение окружения, то мы должны будем тогда приписать животным сравнительно высокий уровень интеллекта. Нужно признать также, что не все действия животных определяются присутствием непосредственных стимулов.

Однако этот интеллект и это воображение не те, которые характерны для человека. Более того, в умственном развитии индивида переход от одной формы к другой — от всецело практической человек разрывается между двумя тенденциями эссе символической установке — очевиден. Но здесь этот шаг — конечный результат медленного, постепенного развития. С помощью обычных методов психологического наблюдения нелегко различить отдельные стадии сложного процесса.

Привожу ее собственные слова: Элен сделала второй огромный шаг в своем образовании. Она узнала, что каждая вещь имеет имя и что ее ручная азбука — ключ к каждой вещи, которую она хочет знать. В то утро во время умывания она захотела узнать название воды. Когда холодная вода хлынула, заполняя кружку, я написала на свободной руке Элен: Слово, так близко совпавшее с ощущением холодной воды, льющейся по руке, кажется, испугало.

Она уронила кружку и остановилась, как вкопанная. Лицо ее озарилось каким-то светом. Она повторила несколько раз "вода".

  • При изучении Языка, искусства, мифа проблема значения имеет преимущество перед проблемой исто- рического развития;
  • Вы имеете точку зрения по поднятой автором проблеме, и обосновываете ее с помощью примеров из своей жизни, социальных фактов, информации СМИ, знаний из гуманитарных наук;
  • Жизнь совершенна всюду — она одинакова и в малом, и в великом;
  • Исходя из этих общих предпосылок, Икскюль развивает очень остроумную и оригинальную схему биологического мира;
  • Это pars pro toto; оно предлагает нам часть вместо целого;
  • Как и в случае с языком, одни и те же формы передавались от поколения к поколению.

В ответ я обозначила на руке "учитель". Всю дорогу назад она была взволнована и выучивала имя каждого предмета, которого касалась, — и так за несколько часов она прибавила к своему словарю тридцать новых слов. Наутро она встала сияющая. Носилась от вещи к вещи, спрашивая их имя и радостно целуя меня. Все теперь должно было иметь имя.

Она перестала пользоваться прежними знаками и пантомимикой, как только узнавала соответствующие слова, а овладение новым словом наполняло ее живейшей радостью. В чем же заключалось реальное открытие ребенка в этот момент? Элен Келлер уже умела связывать некоторые вещи или события человек разрывается между двумя тенденциями эссе некоторыми знаками ручного алфавита.

Но серии таких ассоциаций, даже если они повторяются и расширяются, не содержат понимания того, что такое человеческая речь и что она. Чтобы достигнуть такого понимания, ребенок должен сделать новое, более важное открытие. В случае с Человек разрывается между двумя тенденциями эссе Келлер это открытие было внезапным потрясением. За исключением дефектов некоторых органов чувств, семилетняя девочка обладала блестящим здоровьем и высокоразвитым умом. При отсутствии заботы о ее воспитании она очень во многом отставала бы, но вдруг происходит этот решительный сдвиг, своего рода интеллектуальная революция.

Ребенок начал видеть мир в новом свете. Открылись новые горизонты, и дитя могло теперь свободно странствовать по несравнимо более широкому и человек разрывается между двумя тенденциями эссе пространству. То же самое можно показать и на примере Лоры Бридж-мен, хотя и без столь эффектного сюжета.

VK
OK
MR
GP