Уникальные учебные работы для студентов


Эссе фашизм сегодня вчера и завтра

С сентября 2002 года работает лектором Фонда. Роберта Боша в Киевском университете.

Современные концепции фашизма в России и на Западе

За 1990-е годы в изучении фашизма как общего понятия наметились серьезные изменения - как на Западе, так и в России. На Западе в этой области произошла определенная консолидация: С другой стороны, в России отказались от известного стандартного ортодоксально-марксистского определения фашизма.

Ниже следуют краткое сопоставление современных западных и российских точек зрения и определение некоторых точек совпадения двух данных направлений. Тем не менее перечни характеристик фашизма, предлагаемые этими и другими авторами, были слишком эссе фашизм сегодня вчера и завтра и неоднозначными для оперативного применения в эмпирических исследованиях и эффективного использования в сравнительном исследовании правоэкстремистских идеологий.

Другие западные ученые отошли от этого раннего неформального консенсуса - например, вовсе отказавшись от целостного, общего понятия фашизма [4]. А огромная немецкая индустрия исследований нацизма, за несколькими исключениями [7]не обращала внимания на растущее количество немарксистских сравнительных исследований международного фашизма [8]. После определенного застоя в развитии англосаксонских сравнительных теорий фашизма в 1980-х годах Гриффин представил не только первую более чем за десять эссе фашизм сегодня вчера и завтра всеобъемлющую теорию фашизма на английском языке, сразу же получившую широкое признание.

Более того, Гриффин на основании своей концепции выстроил мощную теорию происхождения фашизма, объединившую открытия многих ученых. Его теория подчеркивает роль чувства того, что современное общество находится в процессе стремительного упадка культуры.

Общество, в сознании фашистов, подошло к поворотному пункту и готово восстать как феникс из пепла современного вырождения. Фашизм, таким образом, не является эссе фашизм сегодня вчера и завтра или реакционным, несмотря на присущее ему радикально правое представление о реструктуризации и очищении общества согласно предопределенным различиям между людьми.

Таким образом, Гриффин предложил четкую, всеобъемлющую герменевтическую научную теорию фашистской идеологии, которую он в 1995 году проиллюстрировал при помощи впечатляющей хрестоматии источников, подтверждающих его интерпретацию [11]. Примерно в то же самое время Стенли Дж. Третьим автором, присоединившимся к возникающему таким образом эссе фашизм сегодня вчера и завтра сообществу, стал Роджер Итвел, сделавший вклад в развитие концепции фашизма как обобщающего понятия благодаря ряду важных теоретических исследований [12]а также великолепному обзору меж- и послевоенного фашизма в Германии, Франции, Италии и Великобритании [13].

В настоящее время работы Пейна, Гриффина и Итвела, а также некоторых других авторов [14] образуют ядро все более явного консенсуса среди западных обществоведов о наиболее полезном определении и понимании фашизма [15]. Советские и постсоветские концепции фашизма в России В то время как западные исследователи, видимо, постепенно приходят к более или менее единообразной концепции фашизма, российские интерпретаторы с момента наступления гласности идут в противоположном направлении.

В российских научных исследованиях и околонаучных работах по фашизму за постсоветский период проявились как минимум четыре тенденции [16].

Во-первых, существуют некоторые публицисты, до сих пор поддерживающие более или эссе фашизм сегодня вчера и завтра видоизмененные версии стандартного советского определения фашизма. Удивительно, что, например, еще в 1995 году было перепечатано двухтомное советское издание о фашизме 1985 года [17]. Оно воспроизводит три основных недостатка советских исследований: Последнее представляло собой прямую противоположность упомянутой специфической западной тенденции, представители которой не решались безоговорочно поместить нацизм в эссе фашизм сегодня вчера и завтра фашизма Линц или совершенно не признавали принадлежности нацизма к классу фашизмов Стернхелл.

С вышеуказанным подходом тесно связана и вторая школа, костяк которой составляли авторы, представлявшие фашизм как западную по своей сути форму экстремизма, которая, по определению, не является российской. Сторонники такого определения либо предпочитают не замечать возможно фашистские тенденции в российском обществе [20]либо просто исключают даже саму возможность их возникновения.

Так, например, историк А. Следует, правда, отметить, что некоторые из данных авторов следуют тенденции, также представленной в западных исследованиях фашизма, которая выглядит все более легитимной ввиду новейших исследований: Он приобрел дополнительное значение в связи с ростом националистических тенденций в постсоветском российском коммунистическом движении [25].

Однако данный подход утрачивает практическое значение тогда, когда, например, Е. Они являются продолжателями относительно просвещенных подходов поздних советско-российских исследований фашизма [28]. Что интересно, данные тенденции также, или даже в основном, представлены исследователями, работающими за пределами Москвы и Санкт-Петербурга, например на факультетах истории и международных отношений Уральского государственного университета города Екатеринбурга, в число которых входят Валерий Михайленко [29] и покойный Валентин Эссе фашизм сегодня вчера и завтра [30].

Иногда данное направление все же отклоняется от западных толкований фашизма, когда оно, например, включает режим Франко в категорию фашистских диктатур [31].

Однако в целом представители данного, четвертого направления теоретиков-исследователей фашизма хорошо осведомлены о современных западных исследованиях фашизма имплицитно или эксплицитно размышляют об их основных выводах [32].

Более того, в 1995 году выдающийся представитель данного течения - старейшина российских исследователей фашизма, академик Александр Абрамович Галкин р. Хотя, возможно, он и менее четкий, чем определение Гриффина и, вероятно, внутренне противоречивый эссе фашизм сегодня вчера и завтра, подход Галкина схож с проектом Гриффина как по своей интенции, так и по существу.

  • Таким образом, Гриффин предложил четкую, всеобъемлющую герменевтическую научную теорию фашистской идеологии, которую он в 1995 году проиллюстрировал при помощи впечатляющей хрестоматии источников, подтверждающих его интерпретацию [11];
  • Who Were the Fascists;
  • Поэтому можно считать, что Баркашов в чем-то прав, когда утверждает, что РНЕ не является разновидностью русского фашизма - постольку, поскольку оно на самом деле не является русским;
  • Stalin und die Juden;
  • Westdeutscher Verlag, 1998; Reichardt S.

Наконец, эта, четвертая школа в значительной степени находится в согласии и со сравнительными исследованиями неофашизма на Западе, признавая наличие некотoрого сходства между межвоенной и постсоветской обстановкой и потенциала фашистской угрозы в России [34].

Подходы к русскому фашизму на Западе и в России В этой угрозе и заключается основная причина относительной значимости вышеуказанных исследовательских тенденций. В современных исследованиях данной темы можно наблюдать два несовместимых направления. Часто, вследствие этого, большое внимание уделяется неонацистскому движению Александра Баркашова - Русскому Национальному Единству. РНЕ, например, - та организация, на которой эссе фашизм сегодня вчера и завтра основное внимание Стивен Шенфилд в своем авторитетном исследовании русского фашизма хотя следует заметить, что он подробно описал и другие направления [38].

Подобный подход парадоксален по двум причинам. Они - в некотором отношении справедливо - указывали на различия между их идеологией итальянским фашизмом. Естественно, что более серьезные представители русского ультранационализма не эссе фашизм сегодня вчера и завтра, чтобы их связывали с режимом, убившим миллионы восточных славян.

Чего еще, кроме неподдельного возмущения, следует ожидать от убежденного русского ультранационалиста, когда его или, гораздо реже, - ее приравнивают к столь крайне антирусскому движению, как нацистское?

После Второй мировой войны быть одновременно русским националистом и неонацистом, в определенном смысле, возможно только ценой фундаментальной противоречивости своих взглялов. Поэтому можно считать, что Баркашов в чем-то прав, когда утверждает, что РНЕ не является разновидностью русского фашизма - постольку, поскольку оно на самом деле не является русским.

Как мне уже приходилось утверждать, подобное терминологическое решение является неудачным [40].

  • Princeton University Press, 1979;
  • Не в последнюю очередь из-за тяжелого финансового положения многих российских библиотек, университетов и исследовательских институтов большинство российских исследователей, к сожалению, останутся за рамками основных западных дебатов и в обозримом будущем;
  • Однако в целом представители данного, четвертого направления теоретиков-исследователей фашизма хорошо осведомлены о современных западных исследованиях фашизма и имплицитно или эксплицитно размышляют об их основных выводах [32];
  • A History of Fascism, 1914-1945.

Хотя построение сравнительных теорий фашизма и правого экстремизма в целом на Западе за последнее десятилетие значительно продвинулось, внимание западных компаративистов к современному положению дел в России осталось ограниченным.

Только немногие из ведущих ученых данной отрасли включают постсоветские тенденции развития в свои обзоры международного фашизма [42]. Это вызывает сожаление по той причине, что постсоветские крайне правые группировки составляют эссе фашизм сегодня вчера и завтра пеструю картину. Разнообразные российские предполагаемо фашистские группировки могут оказаться или уже оказываются политически более значимыми, чем тщательно исследованные, однако по большей части маргинальные крайне правые течения в современной Западной Европе.

С другой стороны, российское сообщество исследователей фашизма до сих пор не освободилось от последствий злоупотреблений данным понятием и эссе фашизм сегодня вчера и завтра не ликвидировало отставание от современных исследований на Западе. Не в последнюю очередь из-за тяжелого финансового положения многих российских библиотек, университетов исследовательских институтов большинство российских исследователей, к сожалению, останутся за рамками основных западных дебатов и в обозримом будущем.

По этой причине как для международных исследований фашизма, так и для исследований современных антидемократических течений в России было бы полезно, если бы западные компаративисты уделяли больше внимания широкому разнообразию предполагаемых фашистских явлений в постсоветской России и пытались включить в свои исследования открытия российских и западных исследователей по данной теме.

Авторизованный перевод с английского Рафаила Курмаева и М.

  1. В современных исследованиях данной темы можно наблюдать два несовместимых направления.
  2. Aufbau-Verlag, 1998; Brandenberger D.
  3. Следует, правда, отметить, что некоторые из данных авторов следуют тенденции, также представленной в западных исследованиях фашизма, которая выглядит все более легитимной ввиду новейших исследований. Подобный подход парадоксален по двум причинам.
  4. Princeton University Press, 1979.
  5. Тем не менее перечни характеристик фашизма, предлагаемые этими и другими авторами, были слишком громоздкими и неоднозначными для оперативного применения в эмпирических исследованиях и эффективного использования в сравнительном исследовании правоэкстремистских идеологий.

Theories, Causes and the New Consensus. The Primacy of Culture: Der Faschismus in seiner Epoche: New Thoughts and New Эссе фашизм сегодня вчера и завтра. University of Wisconsin Press, 1980. What Fascism Is Not: Demokratie und Diktatur in Europa: Geschichte und Wechsel der politischen Systeme des 20. Neither Right Nor Left: The Birth of Fascist Ideology: Princeton University Press, 1994.

Totalitarian Thought in the Twentieth Century. Random House, 1968; idem. The Ideology of Fascism: The Rationale for Totalitarianism. Free Press, 1969; idem.

  • Theories, Causes and the New Consensus;
  • Более того, Гриффин на основании своей концепции выстроил мощную теорию происхождения фашизма, объединившую открытия многих ученых;
  • The Fascist Persuasion in Radical Politics.

The Fascist Persuasion in Radical Politics. Princeton University Press, 1974; idem. Italian Fascism and Developmental Dictatorship.

Princeton University Press, 1979.

The Place of Fascism in European History. Upper Saddle River, N. Prentice Hall, 1971; Hayes P. Free Press, 1973; Larsen S. Who Were the Fascists: Social Roots of European Fascism. The Nature of Fascism. Старый вопрос, заданный заново: Westdeutscher Verlag, 1998; Reichardt S.

Gewalt und Gemeinschaft im italienischen Squadrismus und in der deutschen SA. A History of Fascism, 1914-1945. University of Wisconsin Press, 1995. Chesterton and British Fascism. Германский фашизм как феномен первой половины ХХ века: Faschismus - ein Thema in der russischen Historiographie der 90er Jahre? Луч, 1995 1-е изд.

Fascism in Our Time. With an introduction by Alessandro Campi. Transaction Publishers, 1999; idem. The Faces of Janus: Fascism эссе фашизм сегодня вчера и завтра Marxism in the Twentieth Century. Yale University Press, 2000. Zur antisemitischen Wendung des Kommunismus.

VK
OK
MR
GP