Уникальные учебные работы для студентов


Эссе на тему люди не могут друг без друга

В 1994—1995 годах учился в Ampleforth College Великобританияа в 1995—1998 годах — на богословском факультете Оксфордского университета. Преподавал в школе имени императрицы Александры Федоровны Санкт-Петербургприслуживал за богослужениями и проповедовал в домовой церкви Покрова Пресвятой Богородицы. В 1999—2000 годах проходил обучение в Лондонском университете.

Докторскую степень получил в 2003 году в Эссе на тему люди не могут друг без друга университете. В декабре 2001 года был рукоположен митрополитом Смоленским и Калининградским Кириллом ныне — Патриарх Московский и всея Руси в сан диакона, а на Рождество Христово 2002 года — в сан иерея.

В период учебы окормлял православный приход в городе Дареме и православную общину в городе Глазго. Определением Священного Синода РПЦ от 30 июля 2003 года направлен в распоряжение архиепископа Корсунского Иннокентия с назначением на должность настоятеля прихода в честь Рождества Христова в Мадриде.

Отец Андрей, расскажите о том, как проходят занятия в Оксфорде, о ваших учителях и наставниках. Правда ли, что одним из них был митрополит Каллист Уэр? Он был при бенедиктинском аббатстве, которое имело, говоря нашим языком, подворье в Оксфорде для студентов — как для монахов бенедиктинского ордена, так и для мирян. И вот для меня внезапно открылась возможность получить богословское образование не в стенах духовной школы, а в светском университете.

Вспоминаю свой первый приезд в Оксфорд.

Сочинение на тему «Все нуждаются друг в друге»

Это был февраль 1994 года. Там я встретился с одним из студентов, он писал докторскую диссертацию о преподобном Симеоне Новом Богослове. Эссе на тему люди не могут друг без друга благодарен Богу, что наша теплая дружба не прерывается и по сию пору. Памятна для меня первая встреча с епископом Каллистом Диоклийским, который, будучи англичанином, в студенческие годы принял Православие, монашеский постриг и впоследствии стал епископом Константинопольского Патриархата и преподавал патрологию в Оксфорде.

Эти встречи укрепили во мне сознание того, что в Англию меня привела не случайность, а Промысл Божий. В течение восьми лет моей учебы многие люди — известные и не очень — сформировали мое видение Церкви, делясь со мной своим опытом жизни и служения.

Если говорить об особенностях обучения в Англии, то стоит отметить преимущественную ориентацию на самостоятельную работу.

У нас было очень мало лекций — три или четыре в неделю, при этом ни одна из них фактически не была обязательной; все образование строилось вокруг самостоятельной работы.

Раз в неделю мы встречались с профессором и приносили ему сочинение, которое писалось в течение семи дней; оно обсуждалось, а затем мы прощались с этим преподавателем еще на неделю, которая проходила в библиотеке, а не в зале для лекций.

  1. Они были всегда письменными, и никогда не требовалось лишь вернуть тот объем знаний, который мы получили на занятиях.
  2. В этот день, я встал поздно потому, что долго не мог уснуть, переживал и обдумывал все возможные варианты. Получается, что большая часть этих людей формально были крещены в Православии, но беда в том, что у них нет твердой религиозной идентификации самих себя как православных или как греко-католиков.
  3. Эти слова Спасителя являются не просто словесным образом.
  4. Ему всегда нужно общение, человеческое тепло, любовь и поддержка.
  5. И всегда обычно один и тот же ответ. В Лиссабоне однажды позвонили настоятелю, отцу Арсению Соколову.

Сравнивая учебные планы британского университета и русского, могу сказать, что мы писали во много раз больше, чем пишет обычный русский студент, например в Санкт-Петербурге или Москве. Британская система имеет свои преимущества, поскольку умение писать и умение мыслить в принципе одно и то.

Экзамены тоже проходили в совершенно иной форме. Они были всегда письменными, и никогда не требовалось лишь вернуть тот объем знаний, который мы получили на занятиях. Все экзаменационные задания носили аналитический характер. Очень часто, например, использовалась форма сочинения, в котором надо было поразмышлять над заданным тезисом, то есть не было правильного или неправильного ответа на вопрос, а оценивалась способность человека аргументировано представить свои знания.

В конечном счете оценка ставилась не за определенный набор выученной информации, эссе на тему люди не могут друг без друга за логическое осмысление той или иной проблемы.

Думаю, что эта форма обучения много дает для развития у молодого человека способности критически оценивать, анализировать информацию и делать свои собственные выводы. Этот храм с момента строительства служил домом для двух приходов: Константинопольского Патриархата и Русской Православной Церкви. Богослужение совершалось по-английски, по-славянски и по-гречески.

Когда я учился на севере Англии первый год, примерно в 50 километрах от колледжа располагался небольшой монастырь. Он в свое время был устроен из фермы; в одном крыле монастыря жил архимандрит Ефрем, англичанин, а в другом — пожилая русская монахиня, мать Фекла. Я старался во время каникул, или когда кто-то мог подвезти меня на машине, проводить там хотя бы пару дней.

А когда я учился в Лондоне, я был алтарником у митрополита Сурожского Антония. Это тоже был очень важный опыт и очень важная школа богослужения, за которую я благодарен Богу.

В Дареме, где я писал докторскую диссертацию, регулярного богослужения не.

Сочинение на тему жизнь

Приезжал тот самый архимандрит Ефрем, который тогда уже жил в Манчестере. Православную общину в самом Дареме много лет назад основал мой научный руководитель профессор Эндрю Лаус.

Не только люди не могут жить друг без друга

Однажды он посетил с лекцией Сретенскую семинарию. Спустя год после начала написания докторской диссертации, вернувшись на каникулы в Россию, я женился. Через некоторое время в Смоленске митрополит Кирилл, нынешний Святейший Патриарх, рукоположил меня в сан диакона и немного позднее в сан священника. Тогда я уже сам стал совершать служение на севере Англии, а после работы над диссертацией, когда Священный Синод направил меня на служение в Испанию и пришла пора мне уезжать, всем было ясно, что богослужебная жизнь должна продолжаться.

Это была небольшая студенческая община из 20—30 человек, выходцы из самых разных стран: Греции, России, Кипра, Болгарии, Румынии. Богослужение, конечно, мы совершали по-английски — это единственный язык, который всех объединял. И этот опыт мне во многом помог почувствовать вселенскую природу Православия и дал эссе на тему люди не могут друг без друга к созданию в Мадриде такой общины, в которой человек любого языка, любой культуры мог почувствовать себя дома.

В нашем мадридском храме мы всячески стараемся подчеркивать эту многонациональную природу Церкви. Мы стараемся донести до каждого человека, приходящего к нам в храм, понимание того, что, являясь приходом Русской Православной Церкви, храм наш не может и не должен быть храмом только для русских. Он призван быть самым дорогим и любимым местом для православного человека независимо от того, на каком языке он говорит.

В течение года учебы в Лондоне я был алтарником в Успенском соборе. Это был уникальный опыт. Я вспоминаю историю из патериков, в которой рассказывается о том, как к преподобному Антонию Великому приходили монахи с вопросами, но один из них всегда молчал. Владыка Антоний был именно таким человеком, на которого достаточно было смотреть. В его присутствии большая часть вопросов теряла смысл. Он удивительно совершал литургию: Быть эссе на тему люди не могут друг без друга владыкой Антонием в алтаре было для меня очень важной школой, как и видеть его в общении с людьми.

  • Пришли и многие наши друзья-католики;
  • Что касается великой княгини Леониды Георгиевны, то ее возраст и состояние здоровья уже не позволяют ей посещать храм, поэтому я стараюсь навещать ее дома;
  • С великой княгиней Марией Владимировной мы познакомились уже в Мадриде;
  • Современном мире стало модно вести здоровый образ жизни.

Разговаривая один на один или проводя беседы в соборе, он, казалось, глядел в глубины человека, которые для самого человека были недоступны. Он всегда старался рассмотреть в человеке его глубинную духовную нужду, беря пример с Христа, не ограничивавшегося лишь ответом на поставленный вопрос, например в беседе с Никодимом или с самарянкой см.: Скажите, что же вас вдохновляет на всю эту деятельность?

Избавить нас от этой и многих других духовных опасностей и дать вдохновение может то, что связано с присутствием в нашей жизни Христа. Поэтому могу сказать исходя из собственного опыта, что на протяжении всего моего служения в Испании, как и до приезда туда, главным и основным источником вдохновения для меня всегда было совершение Божественной литургии, присутствие Христа в.

Оно может вдохновить и дать новые силы больше, чем что-либо на свете. Думаю, что любые другие аспекты жизни священника, касающиеся приходской деятельности, благотворительного, социального, эссе на тему люди не могут друг без друга служения или даже его собственной семейной жизни, могут иметь в себе источник вдохновения постольку, поскольку священник ощущает и пытается донести до других людей это переживание близости Христа.

Встреча с Богом, конечно, возможна не только в храме. В связи с этим мне кажется очень значимой притча о Страшном суде, в которой Господь говорит: Эти слова Спасителя являются не просто словесным образом. В самом деле, Он может явить Свое присутствие там, где человеку плохо, больно и страшно, где христианин — не важно, священник или мирянин, — оказывается рядом и пытается человеку помочь и его утешить.

Что касается эссе на тему люди не могут друг без друга поездок, то мы их совершаем и по Испании, и по другим странам. Мы ездили в Италию, в Грецию, совсем недавно были на Святой Земле. Я думаю, что паломничество имеет смысл постольку, поскольку оно является образом внутреннего путешествия и внутреннего движения человека к Богу. Паломничество имеет смысл только когда в человеке что-то меняется внутри, это всегда образ духовного восхождения. Как правило, я путешествовал один, но недавно, когда мы в третий раз шли по Camino de Santiago к мощам святого апостола Иакова Зеведеева, я понял, какой смысл заключается в групповом паломничестве.

Оно может быть связано с бытовыми неудобствами, в группе может возникать психологическое, эмоциональное напряжение между людьми, особенно ближе к концу паломничества, когда накапливается усталость. Однако паломничество в группе может помочь человеку осознать, что люди друг без друга спастись не могут. Очень часто, когда мы говорим о спасении, мы думаем о нем исключительно в индивидуальной плоскости, но такое понимание далеко от православного.

Вспоминаются слова преподобного Антония Великого из патерика: Или же, как говорил преподобный Силуан Афонский: Это означает, что спасение человека невозможно, если он сам себя изолирует от окружающих.

Я часто вспоминаю одну историю, которая тоже описывается в патериках. В ней рассказывается, как однажды преподобный Макарий шел по пустыне и увидел череп, лежащий в песке.

Тогда преподобный Макарий спросил, в чем же его наказание, в чем его мука, а в ответ услышал, что те, кто мучаются в аду, находятся так близко, что даже не могут видеть лиц друг друга, но когда за них молятся, они на мгновение снова видят — получают такую возможность. Стоит задуматься над смыслом этой истории; она описывает состояние человека, которое французские философы-экзистенциалисты в XX веке называли отчуждением.

Паломничество, как мне кажется, может стать лекарством от отчуждения, помогая понять наконец, что люди друг без друга спастись не могут, а могут только погибнуть. И помочь понять, что форма церковной жизни, к которой они привыкли, еще не есть само Православие?

На пути в Сатьяго-де-Компостела — Я думаю, что для современной православной диаспоры в Западной Европе это сверхважная задача. Очень часто, общаясь с выходцами из бывших советских республик, приходится обращать внимание на то, что они не считают себя, к примеру, православными, греко-католиками или католиками.

У этих людей вообще нет никакой религиозной самоидентификации. Разделение происходит по национальному признаку: Зачастую знакомство с религиозной традицией ограничено теми внешними формами, которые люди привыкли видеть на своей эссе на тему люди не могут друг без друга, и поэтому наши поездки — это попытка сломать этнический барьер.

Там другой эссе на тему люди не могут друг без друга, другой стиль богослужения, другие представления о благочестии. Кроме того, важно показать эмигрантам, что в Испании мы не являемся пришельцами, мы имеем право ощущать духовную преемственность с христианами, которые жили в Западной Европе до разделения Церквей. Скажем, в Великобритании, где довольно много англичан, принявших Православие, существует устойчивое почитание древних святых Британских островов.

В Испании такой традиции пока что нет, искусственно создать ее невозможно.

«Люди друг без друга спастись не могут»

В то же время мы почитаем тех святых, которые жили здесь и стяжали венцы у Господа. Имена кого-то из них есть в православных святцах, например мученицы Евлалии Барселонской или святителя Осии Кордувийского, участника I Никейского Собора. Однако есть многие другие святые, которых, безусловно, почитали до разделения Церквей; едва ли мы вправе пересматривать их почитание. В Англии есть священник Русской Православной Церкви за границей Андрей Филлипс, на своем сайте он собрал большой материал по западноевропейским святымработая над житиями или, по крайней мере, отдельными фактами из жизни испанских святых, которые обретаются в дошедших до нас источниках.

VK
OK
MR
GP