Уникальные учебные работы для студентов


И портрет и эссе и детектив

Детектив и сказка Детектив. Долгое время считалась верной формула, по которой жанр определялся как совокупность формальных признаков. Исследованиями многих советских ученых доказана зависимость жанров от системы классовых отношений, историко-экономической стадии развития общества, мировоззрения, социальной психологии.

Каждая социально-историческая формация рождала идеологические установки, общественные отношения, эстетические пристрастия, которые, в свою очередь, создавали предпосылки для возникновения тех или иных жанровых образований в искусстве.

Жанр — система компонентов формы, проникнутой определенным и богатым художественным смыслом. Это не только конструкция, но и мировоззрение. Понимание же литературных форм и портрет и эссе и детектив быть достигнуто на пути их выведения из содержания жизни и литературы.

Здесь действует тот всеобщий закон, по которому форма есть отвердение и закрепление содержания. Форма когда-то была содержанием; литературные структуры, которые мы теперь, омертвив и превратив в схемы, подводим под категории рода и вида: Один из выдающихся советских теоретиков кино Адриан Иванович Пиотровский дает интересную, не потерявшую значения и сегодня формулировку киножанра.

Таким образом, один жанр отличает от другого не только группа определенных структурных, тематических, функциональных, пространственно-временных признаков, но и характер их исторических, социальных, культурно-эстетических связей, особенности их генезиса и эволюции. Существуют жанры, в которых наиболее ярко проявляются их особенности, а структуры и портрет и эссе и детектив четкие и устойчивые механизмы — простейшие клетки.

К таким жанрам относится детектив. Наиболее распространенное определение детективного жанра сводится к тому, что это — раскрытие тайны, расследование преступления с помощью анализа.

  1. Такой сыщик может быть гениальным любителем, как Холмс, но может быть и профессионалом, содержащим частную контору, как многие герои американского социального детектива, о котором подробно пойдет речь в книге.
  2. Со всеми этими вопросами тесно связана проблема suspense, без которой немыслим рассматриваемый нами жанр.
  3. Буржуазная массовая культура — особый тип духовной, промышленности.
  4. Специальный раздел этой книги посвящен морфологии детектива, его структуре, работе внутренних механизмов и внешних взаимосвязей. Герой Спиллейна частный сыщик Майк Хеммер как рыба в воде чувствует себя в атмосфере подлости, насилия, жестоких убийств.
  5. К сожалению, таких произведений не много, преобладают истории с доминантой вопроса кто?.

Такая формула, несмотря на ее кажущуюся широту и универсальность, представляется явно недостаточной. Введем в нее несколько элементов, не только уточняющих особенности детектива, но и раскрывающих характер взаимодействия этих элементов.

Детектив. Что это такое?

Детектив — жанр, в котором сыщик, пользуясь профессиональным опытом или особым даром наблюдательности, расследует, а тем самым аналитически реконструирует обстоятельства преступления, опознает преступника и во имя определенных идей осуществляет победу добра над злом. Эта формула — лишь рабочая модель, в процессе рассуждений ее не раз придется уточнять.

Специальный раздел этой книги посвящен морфологии детектива, его структуре, работе внутренних механизмов и внешних взаимосвязей. Но без этой формулы нельзя двинуться дальше, перейти к рассмотрению некоторых важных проблем.

По литературному оформлению детектив — роман, повесть или новелла. И да и. За редким исключением американский черный роман детектив свою эпическую сущность сильно модифицирует и с эпической литературой у него специфические связи о чем речь будет нижерешительно ничего не объединяет его с лирикой. Но с драмой его многое роднит 5. Схожа у них и композиционная структура — завязка, развязка, qui pro quo.

И то и другое строится на действии, деятельности, фабуле, диалоге, ибо диалог в детективе почти непрерывен. Иногда это диалог сыщика с самим собой pro — contraиногда с партнером Холмс — Уотсончасто с персонажами произошедшей драмы вопрос — ответи вся история конструируется как диалог героя-детектива не автора, он здесь или обезличен, или отождествлен и портрет и эссе и детектив сыщиком и читателя, которому предложено несколько канонических вопросов кто убил?

Связь читателя с произведением здесь особого рода, она близко подходит к специфическим особенностям восприятия зрителем драмы. Можно привести еще много и портрет и эссе и детектив. В основе детектива лежит загадка, но как часто именно загадка является пружиной действия и в драматическом произведении от Эсхила к Софоклу, а потом к Шекспиру, Шиллеру, Корнелю, а от них — до наших и портрет и эссе и детектив.

На загадке построены экспозиции многих пьес. Тайна, ее расследование, реконструкция преступления сцена Мышеловкивозмездие убийце. Зрителю предлагаются ответы на вопросы: То есть на вопросы, без которых не обходится детективное повествование.

Гамлет, конечно, не детектив, сюжет его совсем иного характера, но композиционно-структурное родство их несомненно. Феномен преступления всегда привлекал драматических писателей хотя бы тем, и портрет и эссе и детектив преступление создавало крайнюю ситуацию, позволяющую не только обнаружить со всей очевидностью тот или иной конфликт, но и обнаружить характер героев, их спрятанные в повседневности импульсы, психические состояния и так далее.

Преступление в драме часто выполняет роль катализатора действия, по сути, является и стимулом драмы, и существом драмы. Но если в театре сам преступник со всем комплексом его действий может быть предметом исследования, то в детективе он спрятан, как правило, до конца, и поэтому не становится героем действия.

В драме преступление часто завершает историю, оно становится своего рода исходом того, что исследовалось, итоговым шагом в развитии характера, а детектив чаще всего начинается с убийства, именно оно определяет ход всех дальнейших событий.

В детективе фабула часто совпадает с и портрет и эссе и детектив, в драме, несмотря на ее пристрастие к фабульной действенности, остроте интриги, сюжет неизмеримо шире, богаче фабулы, которая может быть лишь поводом для сюжетного космоса. Детектив обращается к факту, но формирует его по своим условным законам, превращая в конструкцию идеи о наказуемости зла.

Герой детектива — сыщик — явно мифологичен, но окружен он реалистическими персонажами. Трагическая ситуация смерти погружена в контекст чисто буржуазных отношений, в мир, где царят корысть, жажда власти и денег, конкуренция и секс, аморальность и эгоизм. Насильственная смерть, воспринимавшаяся раньше как резкое нарушение гармонии мира, рассматривается в буржуазном детективе чаще всего лишь как угроза частной собственности, как временное, случайное и портрет и эссе и детектив в устойчивый и прочный реалистический мир элементов таинственных, оказывающихся на поверку повседневными и понятными.

Смерть вызывает здесь не потрясение, а любопытство, она воспринимается как сенсация, щекочущая нервы, возбуждающая ленивое воображение. Детектив как жанр так просто не вписывается в системную сетку родов и видов. Он связан с эпосом и драмой, он может быть комедией и репортажем, повестью, пьесой, романом и, наконец, фильмом. А каково его происхождение? Капитализм принял в наследство все рожденные до него жанровые формы, но устроил им генеральный смотр, и портрет и эссе и детектив отбрасывая за ненадобностью, другие решительно видоизменяя, третьи впервые вводя в обиход.

Одним из таких жанров, порожденных капитализмом, был детектив, возникший на скрещивании многих литературных формообразований, сочетающий признаки архаических жанров с новыми структурами. Социально-политический климат времени определяет эволюцию жанров, влияет не только на их смысловое наполнение, но и на их структуры.

С годами откристаллизовались те разновидности детектива, в которых наиболее полно воплотились две основные тенденции. Сверхзадача одного из направлений — укрепление и защита официального правопорядка, таких институтов его, как полиция, суд, политическая власть. Сыщик здесь, как правило, представляет государство, он верой и правдой служит ему, поддерживая его авторитет и силу. Преступник чаще всего является выходцем и портрет и эссе и детектив низов в представлении буржуа всегда социально опасныхчужеземцем или, в крайнем случае, патологическим маньяком.

Следствие — это работа слаженных, хорошо отрегулированных государственных механизмов, направленных на искоренение зла, поэтому и сыщик лишь часть этого механизма. Он менее всего личность, талант у него заменен опытом и служебным рвением.

В самых реакционных, и портрет и эссе и детектив проявлениях такой детектив в литературе и особенно в кино использует наиболее современные формы шокового воздействия, в нем как бы препарируются самые извращенные преступления, жестокость, цинизм, сексуальная распущенность.

Детективная схема становится лишь приемом, композиционным стержнем, на который нанизываются сцены, вгоняющие в дрожь. Если говорить о кино, то на этой почве вырос особый тип фильмов — триллер thrillerзадача которого вызвать в человеке состояние аффекта, страх, изумление.

Сейчас создатели таких лент стремятся доказать тезис о всеобщности зла, о том, что в каждом человеке сидит садист, извращенец, жаждущий реализации своих чудовищных инстинктов.

Поэтому легко снимаются со счетов социальные и политические мотивы преступности, а на первый план выходят извечные инстинкты, создающие прочный заслон для подлинных конфликтов и.

Book: Зарубежный детектив XX века. Популярная библиографическая энциклопедия

и портрет и эссе и детектив Наиболее типичным выражением этого направления являются детективные сочинения американца Мики Спиллейна, выходящие в одной только Америке миллионными тиражами, без конца экранизируемые. Кажущееся отсутствие проблем в них маскирует подлинно буржуазную, антигуманную тенденциозность. Герой Спиллейна частный сыщик Майк Хеммер как рыба в воде чувствует себя в атмосфере подлости, насилия, жестоких убийств.

Он стреляет в своих любовниц, они стреляют в. Все это щедро сдобрено сексом, сценами стриптиза, порнографией, садизмом, мазохизмом. Раньше Хеммер гонялся за изменившим мужем или женой, сегодня он модернизировал свою деятельность. Романы Спиллейна в прямом родстве с сочинениями Иэна Флемминга, а Майк Хеммер — брат Бонда, сверхшпиона на службе ее величества королевы Великобритании, неуязвимого агента 007.

Об этой серии написано много, а внимание, которое она привлекла, объясняется отнюдь не ее художественной ценностью, агрессивностью выразительных средств, реакционной сущностью содержания 7.

Детектив-триллер часто прибегает к политическому камуфляжу, маскируя злободневностью, расхожей публицистикой свою реакционную суть, свое пристрастие к насилию — расовому, политическому, просто уголовному. Не случайно в Америке столь модным стало слово violence — насилие. Оно бьет с реклам, афиш, названий книг, фильмов, газетных, журнальных статей, научных исследований.

Проблемой violence занимаются политики, ученые, журналисты, она стала государственной проблемой. Угрожающий рост преступности в США — факт, установленный многочисленными статистическими выкладками. Не об этом сейчас речь. Дело в обратной связи. Каждое сенсационное преступление в жизни почти автоматически становится фактом искусства. Тут же на рынок выбрасывается книга, на экранах появляется боевик, подробно и бесстрастно воспроизводящий все нюансы и портрет и эссе и детектив.

Нередко такое произведение становится инструкцией для нового преступления.

Один из американских журналистов подсчитал, что средний американец шестидесяти лет за свою жизнь увидел на экране телевизора около ста тысяч убийств. Это не может пройти бесследно. Американский психолог и психиатр Фредерик Вартем пишет: Время от времени занимаюсь анализом фильмов, поэтому могу сделать вывод, что кривая демонстрации на экранах всех подробностей актов насилия и жестокости непрерывно растет. Иногда даже кажется, что фантазия кинематографиста нигде не предстала столь изощренной, как это имеет и портрет и эссе и детектив в показе убийств и жестокости.

Семейные драмы, вестерны и многие другие жанры изобилуют сегодня сценами, полными изуверства и садизма. А один из его соотечественников, публицист, четко формулирует: Коммерческая эксплуатация таких явлений как жестокость, садизм, насилие,— лучший путь к уничтожению основ цивилизации нации.

И портрет и эссе и детектив эти характеристики и наблюдения, естественно, распространяются и на другие капиталистические страны.

В русле этих размышлений лежит, кстати, и факт экспансии некоторых жанров, дотоле считавшихся национальной принадлежностью Америки. Непрерывным потоком выходят на экраны фильмы, активно деморализующие потребителя, провоцирующие рост преступности. Прежде всего к ним и портрет и эссе и детектив произведения, представляющие преступление как акт героизма, отваги, риска. Герои этих фильмов показываются с симпатией, они предстают в романтическом ореоле своего преступного мастерства.

Даже в детективе, где морализаторство считалось традиционным и каноническим, резко сместились критерии отношения к герою. Одна из причин этого явления в том, что ремесло сыщика… превратилось в простой источник дохода, разновидность бизнеса.

Именно здесь пролегла та внешне малоприметная граница качественного отличия. Этот тип детектива носит откровенно буржуазный характер, его реакционность демонстративна и последовательна. На первый взгляд может показаться, что детектив-игра противостоит тенденциозно-буржуазному детективу.

Из произведений этого вида тщательно вытравливаются социальные и политические мотивы, действие абстрагируется, убийца, следователь, подозреваемые рассматриваются как знаки, необходимые элементы предложенной игры.

VK
OK
MR
GP