Уникальные учебные работы для студентов


Исайя берлин эссе еж и лиса

Лиса — хитрое существо, способное изобрести миллион сложных стратегий, чтобы исподтишка атаковать ежа. День за днем лиса кружит вокруг его норы, выжидая момент, чтобы наброситься.

Быстрая, проворная, красивая, пронырливая, лиса, казалось бы, должна выйти победительницей. Еж, напротив, неповоротлив и выглядит как помесь дикобраза и броненосца. Весь день он бегает исайя берлин эссе еж и лиса по лесу, ища, чего бы поесть. Лиса ждет, молча притаившись на перекрестке тропинок. Еж идет, ничего не подозревая, прямо в лапы лисе: Она выпрыгивает из-за укрытия и стремительно несется к ежу.

Маленький еж, почувствовав опасность, смотрит вверх и думает: Еж исайя берлин эссе еж и лиса сферой с острыми иголками, торчащими во все стороны. Лиса, наклонившись к своей жертве, видит, какую защиту воздвиг еж, и отказывается от атаки. Вернувшись в лес, она начинает разрабатывать новый способ нападения. Каждый день сражение лисы и ежа повторяется, и, несмотря на превосходящее коварство лисы, побеждает всегда еж. Берлин, на основе этой притчи, предложил поделить всех людей на две группы: Лисы стремятся к нескольким целям одновременно, и видят мир во всей его сложности.

Они брали сложный мир и упрощали.

«Концепция ежа», или Три пересекающихся круга

Они знают, что суть самого глубокого понимания проста. Что может быть проще, чем идея, что подсознательное определяет наше ид, эго и суперэго? Давайте вернемся к примеру Walgreens и Eckerd. Вспомним, как Walgreens с 1975 по 2000 добилась доходности акций, которая в 15 раз превысила средний показатель по рынку, искусно побив такие великие компании, как GЕ, Merck, Coca-Cola и Intel.

Это исключительный результат для такой малоизвестной, даже скучной компании. В интервью с Корком Уолгрином я настойчиво просил его дать более глубокое объяснение таких удивительных результатов.

В конце концов он сказал с некоторым раздражением: Он начал систематически проводить программу замены месторасположения аптек на более удобное, предпочтительнее — на углу, чтобы покупатели могли входить исайя берлин эссе еж и лиса со всех сторон. В городах Walgreens располагала свои аптеки по соседству друг с другом — так, чтобы до следующей аптеки было не больше нескольких кварталов. В центре Сан-Франциско, например, поставили девять аптек в радиусе мили. Присмотревшись, можно увидеть, что аптеки Walgreens напиханы в некоторых городах так же плотно, как кофейни Starbucks в Сиэтле.

Затем Walgreens связала исайя берлин эссе еж и лиса удобства с простой исайя берлин эссе еж и лиса идеей — прибыли на визит покупателя. Тесное расположение девять аптек на милю! Это, в свою очередь, привлекает еще больше клиентов. Увеличение количества услуг вело к увеличению количества посещений, что позволяло реинвестировать прибыль в систему и открывать еще более удобные аптеки.

В мире, где правят модники от менеджмента, блестящие визионеры, громкоголосые футуристы, продавцы страхов, гуру управления человеческими ресурсами и другие, вид компании, которая добилась блестящего успеха, взяв одну простую идею и с воображением претворив ее в жизнь, производит освежающее впечатление. Стать лучшими в мире благодаря удобным аптекам, постоянно увеличивать прибыль от каждого визита клиента, что может быть проще и очевиднее? Но если все было так просто и очевидно, почему Eckerd этого не увидела?

Хотя Walgreens работала только в городах, где она могла реализовать идею удобства и высокой плотности расположения аптек, мы не обнаружили ничего похожего на последовательную концепцию развития у Eckerd. Дельцы до мозга костей, высшие руководители Eckerd хватались за каждую возможность приобрести магазины, где только можно — 42 точки здесь, 36 точек там, хаотично, без всякой последовательности. В начале 1980-х, когда Walgreens молилась на свою концепцию развития сети удобных аптек, Eckerd вышла на рынок домашнего видео, купив компанию American Home Video Corporation.

Глава Eckerd сказал журналу Forbes в 1981: Двадцать лет спустя Walgreens исайя берлин эссе еж и лиса сильна как никогда, и в нашем исследовании — это компания с самыми стабильными и долгосрочными результатами. Тем временем Eckerd прекратила свое существование как независимая компания, будучи проглоченной J. У них обеих была стратегия. Стратегия сама по себе не является основным отличием компании, ставшей великой, от всех остальных.

  • Позже, когда их отрыв от лидеров фармацевтической отрасли только увеличился, они начали заниматься деятельностью, в которой, определенно, не могли стать лучшими в мире, такой как производство пластиков или химикатов;
  • В компаниях, которые добились выдающихся результатов, понимали, что если продолжать делать то, что хорошо получается, можно добиться только хороших результатов;
  • Вскоре стало совершенно ясно, что все компании, которые добились выдающихся результатов и вошли в наше исследование, руководствовались при принятии решений простой концепцией, и именно это вело их к успеху;
  • Вскоре стало совершенно ясно, что все компании, которые добились выдающихся результатов и вошли в наше исследование, руководствовались при принятии решений простой концепцией, и именно это вело их к успеху.

И те, и другие имеют стратегические планы, и нет абсолютно никаких доказательств того, что компании, достигшие выдающихся результатов, вложили больше сил и времени в выработку стратегий или долгосрочное планирование. Моя команда на минуту задумалась.

  • Наличие ключевого бизнеса и то, что вы занимались этим многие годы, а может, и десятилетия, не означает, что вы делаете это лучше всех в мире;
  • В Walgreens понимали, что они не просто сеть аптек, но сеть удобно расположенных точек розничной торговли Так, они начали искать лучшие места, размещая множество магазинов на ограниченном участке, и стали пионерами в создании авто-аптек;
  • И те, и другие имеют стратегические планы, и нет абсолютно никаких доказательств того, что компании, достигшие выдающихся результатов, вложили больше сил и времени в выработку стратегий или долгосрочное планирование;
  • Присмотревшись, можно увидеть, что аптеки Walgreens напиханы в некоторых городах так же плотно, как кофейни Starbucks в Сиэтле;
  • И, наконец, вы можете быть одержимы тем, что делаете, но если вы не являетесь лучшим в мире, или в том, чем вы занимаетесь, нет экономического смысла, вы, возможно, и получите кучу удовольствия от своей деятельности, но не добьетесь выдающихся результатов;
  • В компаниях прямого сравнения редко достигали такого понимания.

Затем Ли Вилбанкс заметил: Исайя берлин эссе еж и лиса имею в виду Kroger с их концепцией супермаркета, Kimberly-Clark с их переходом на потребительские товары или Walgreens с их аптеками.

Все это были очень, очень, очень простые идеи. Вся группа сразу оживилась и начала бурно обсуждать наши компании. Вскоре стало совершенно ясно, что все компании, которые добились выдающихся результатов и вошли в наше исследование, руководствовались при принятии решений простой концепцией, именно это вело их к успеху. А компании, которые мы использовали для сравнения, такие как Eckerd, споткнулись об амбициозность собственных стратегий роста.

Просто потому, что это просто, не означает, что это верно. В мире полно компаний, у которых были простые, но ложные идеи. Тогда мы решили систематически рассмотреть концепции великих компаний и концепции компаний прямого сравнения.

Основное стратегическое различие между великими компаниями и всеми остальными лежит в двух фундаментальных вопросах.

  1. Присмотревшись, можно увидеть, что аптеки Walgreens напиханы в некоторых городах так же плотно, как кофейни Starbucks в Сиэтле.
  2. Фокусироваться на том, что вы можете делать лучше, чем какая бы то ни было другая организация — вот единственный путь к великим результатам.
  3. И если мы не можем быть в этом лучшими, тогда зачем мы вообще это делаем?
  4. Вы можете быть компетентны в чем-то, но необязательно иметь шанс стать в этом лучшим в мире. Предположим, вы могли бы выбрать такую работу, которая удовлетворяла бы трем критериям.
  5. Затем Walgreens связала концепцию удобства с простой экономической идеей — прибыли на визит покупателя. В каждой из компаний, добившейся выдающихся результатов, прекрасно понимали этот принцип и направили все свои усилия в области, в которых они могли стать лучшими см.

В чем вы можете быть лучше всех в исайя берлин эссе еж и лиса и, что одинаково важно, в каком виде деятельности вы не можете быть лучшим в мире? Этот подход выходит за рамки понятия ключевой компетенции ключевая компетенция core competence — концепция, призванная служить основой для развития стратегии компаний, была выдвинута С.

Тот факт, что вы обладаете ключевой компетенцией, не обязательно означает, что исайя берлин эссе еж и лиса этом вы лучшие исайя берлин эссе еж и лиса мире. И наоборот, то, в чем вы можете стать лучшим в мире, может оказаться не тем, чем вы занимаетесь в настоящее время. Как работает ваша экономическая модель? Все великие компании обладали исключительным пониманием того, как максимизировать денежные потоки и добиться высоких норм рентабельности.

Что вы особенно любите делать? Великие компании отдавали все свои силы тем видам деятельности, к которым у них была настоящая страсть. Идея не в том, чтобы разогреть страсть сотрудников к какому-то виду деятельности, идея в том, чтобы открыть, что по-настоящему увлекает тех, кто работает в компании. Чтобы вы сразу поняли концепцию трех кругов, приведу пример из жизни.

Предположим, вы могли бы выбрать такую работу, которая удовлетворяла бы трем критериям. Первый, к этой работе у вас прирожденный или просто Богом данный талант, и вы, возможно, могли бы стать лучшим в мире в применении этого таланта.

Второй, вам хорошо платят за то, что вы делаете.

Я действительно верю в то, чем занимаюсь. Если вы делаете огромные деньги на чем-то, в чем никогда не станете лучше всех, вы создадите успешную компанию, но не великую. Если в чем-то вы лучше всех, вам никогда не удержаться наверху, если вы не испытываете глубокой страсти к тому, что вы делаете. И, наконец, вы можете быть одержимы тем, что делаете, но если вы не являетесь лучшим в мире, или в том, чем вы занимаетесь, нет экономического смысла, вы, возможно, и получите кучу удовольствия от своей деятельности, но не добьетесь выдающихся результатов.

Затем, под руководством сначала Дика Кули, а затем Карла Райхарда менеджеры Wells Fargo начали задавать себе жесткие вопросы: И если мы не можем быть в этом лучшими, тогда зачем мы вообще это делаем? Забыв исайя берлин эссе еж и лиса амбициях, Wells Fargo прекратил большую часть своих международных операций, признав, что в мировом банковском бизнесе они не могут быть лучше, чем Citicorp.

Wells Исайя берлин эссе еж и лиса затем обратил внимание на то, в чем он мог бы стать лучшим в мире: Когда его коллеги в Bank of America ударились в контрреволюционную панику из-за отмены государственного регулирования, нанимая гуру в управлении изменениями с их сложными моделями и многочисленными опросами, Райхард свел все к исайя берлин эссе еж и лиса простой идее.

Все было настолько просто и понятно, что, кажется, даже обсуждать это глупо. Средний бизнесмен, имеющий опыт работы в любой конкурентной отрасли, в которой нет государственного регулирования, проглотит это, как гусь — майского жука. Те, кто работал с Райхардом, удивлялись его гениальной простоте. В ходе наших интервью люди на Wells Fargo повторяли одно и то же: Это приводит нас к одному из ключевых выводов этой главы.

Это понимание того, в чем вы можете быть лучшим. И это различие исключительно важно. Каждая компания хотела бы стать лучшей в чем-нибудь, но немногие, вооружившись глубоким знанием и обладая не замутненным тщеславием рассудком, понимают, в чем исайя берлин эссе еж и лиса действительно могут стать лучшими в мире и, что одинаково важно, в чем они не могут стать лучшими. Именно это и определяет основную разницу между великими компаниями и всеми остальными.

Посмотрите на разницу между Abbott Laboratories и Upjohn. В 1964 году обе компании были почти идентичны, с точки зрения их оборота, прибыли и номенклатуры.

Подписка на Менеджмент.Дайджест

У обеих компаний основной объем бизнеса был в фармацевтике, в основном, в производстве антибиотиков. Обе компании были семейным бизнесом. Обе компании отставали от средних показателей по отрасли. Но затем в 1974 году Abbott добилась коренных изменений в своих экономических показателях: Abbott начала с того, что посмотрела в лицо суровым фактам.

В 1964 году Abbott лишилась возможности стать лучшей фармацевтической компанией. Пока Abbott сонно плелась в 1940-е и 1950-е, проживая прибыли с продажи эритромицина, такие компании, как Merck, создали исследовательские лаборатории, способные конкурировать с Гарвардом и Беркли. К 1964 Джордж Кейн и команда Abbott поняли, что Merck и другие добились такого мощного отрыва в научных разработках, что пытаться стать лучшей фармацевтической компанией — это все равно, что футбольной команде имеется в виду американский футбол средней школы бросить вызов Dallas Cowboys.

Даже если вся история Abbott и была связана с фармацевтикой, стать лучшей фармацевтической компанией больше не исайя берлин эссе еж и лиса возможным. Примерно в 1967 году такое понимание появилось: Abbott начала экспериментировать с продуктами питания для больниц для помощи послеоперационным больным в быстром восстановлении сил и диагностическими приборами один из путей снизить стоимость лечения — это правильная исайя берлин эссе еж и лиса.

Abbott стала компанией номер один на обоих рынках и вскоре добилась того, что стала лучшей компанией в мире, создающей продукцию, которая делает здравоохранение более экономичным.

VK
OK
MR
GP