Уникальные учебные работы для студентов


Я пришел из России эссе захара прилепина

Я пришел из России верхом на танке до Америки Современная русская литература есть, она полна сил и мрачного задора. И вместе с тем ее как бы и.

  • Да, собственно, и не случалось здесь никогда;
  • Хотелось во всём соглашаться с автором, верить каждому его слову;
  • От его правды иногда становится не по себе;
  • На фоне всех этих жутких судеб, кто дал нам право ощутить себя несчастным, растерявшим и разменявшим мечту свою на печаль свою, разочаровавшимся, в конце концов?

В первую очередь потому, что, грубо говоря, до нее нет особого дела ни в самой России, ни за ее пределами. Пелевин продает по 100 или по 150 тысяч копий каждого своего романа, Акунин и Улицкая — побольше, Сорокин и Быков — поменьше.

И это я назвал самые известные имена. Успешный русский писатель имеет в среднем 20-тысячный тираж и еще, если повезет, допечатку в три тысячи.

Это в стране, где сто с лишним миллионов умеют читать. В этой стране еще 25 лет назад нормальный тираж более-менее известной книги был до полумиллиона, а самые взрывные сочинения Солженицына, Стругацких, Юлиана Семенова, Приставкина, Лимонова и Юрия Бондарева я специально насыпал таких разнородных имен имели тиражи много выше миллиона экземпляров. У нас тогда всякий известный писатель, да и поэт тоже, мог соперничать с Майклом Джексоном. я пришел из России эссе захара прилепина

Новая демократическая Россия расхотела дружить с писателями. Она сначала влюбилась в прорабов перестройки потом быстро разлюбила ихзатем в экстрасенсов тоже скоро остыласледом в генералов странным образом они почти все погибли при разных обстоятельствахпотом совсем потеряла стыд и начала обожать самых глупых в мире телеведущих… Спустя четверть века выяснилось, что любить тут особо некого и верить тоже некому.

Ссылки для упрощенного доступа

Теперь Акунин и Быков могут хороводить огромными митингами, потому что даже при своей относительной в масштабах страны известности они все равно симпатичней и притягательней всех экстрасенсов, генералов и прорабов вместе взятых.

Правда, читают при этом все равно три, в лучшем случае пять процентов населения.

  • И тогда любовь перерастает в неприятие, а то и презрение;;;
  • Герой нашего времени, как давно объяснил нам Лермонтов, может быть усталым от жизни в самые юные годы, а оскомины и от кислого вина, выпитого отцами, всегда достаточно;
  • Будут иногда появляться отдельные хорошие песни — сами по себе, из ниоткуда;
  • И у нас все это издадут и анонсируют;
  • Никакого второго смысла в ней нет;
  • И, с одной стороны, это хорошо — писатель должен быть общественной фигурой, и в истории литературы очень сложно найти тех, кто выступал лишь со своими художественными произведениями, зато предостаточно больших художников, писавших публицистику на злобу дня, занимавшихся политикой.

Писателю остается успокоить себя тем, что эти три-пять процентов и есть те люди, от которых зависит будущее России, и повестку дня сформулируют все-таки. Я, например, в этом уверен.

За пределами России ситуация еще более смешная. Современные русские находятся на периферии читательского интереса.

  1. Было боязно дальше увидеть статьи, подобные этим. Достаточная острая, очень актуальная книжечка получилась.
  2. Хочется слушать его и слушать, он заставляет думать.
  3. А что, это же вполне в русских литературных традициях, у нас тут имели место Хлестаков и Остап Бендер — в их полку прибыло. Будут иногда появляться отдельные хорошие песни — сами по себе, из ниоткуда.
  4. Публицистические прогнозы и того, и другого издания никакого отношения к реальности не имеют. Сначала это был роман про любовь, но постепенно он превратился в роман про Чечню как про самый сильный мой жизненный опыт".
  5. Прилепин один из немногих сегодня писателей, не замкнутых на своем писательском творчестве, а старающихся как-то повлиять на общественную и политическую жизнь страны.

Собственно, и сама Россия воспринимается как периферия, только очень большая и, в общем говоря, скучная. А чем мы Запад можем удивить, сами посудите?

Прилепин, З. "Я пришел из России"

Путиным на дельтаплане или митингами? Митинги у них у самих проходят такие, что закачаешься, целые площади разносят в хлам — так на самом деле выглядит цивилизованный протест.

А вместо Путина у них свои чудесники. Внимание к России с точки зрения культурной того же порядка, что и внимание к какой-нибудь африканской стране третьего ряда. За четверть века на Западе позабыли, кто мы такие.

Я пришел из России…

Характерным в этом смысле стал феномен появления на Западе русского писателя Николая Лилина, есть там такой гастарбайтер. Он сочинил несколько восхитительных по количеству благоглупостей книжек, например, про то, как его семья, отбыв каторгу в Сибири, приехала в современную Молдавию, жила там по воровским понятиям, крестясь на пыльные иконы, решая проблемы при помощи топора и обреза я пришел из России эссе захара прилепина потребляя самогон из ведер.

Сам Лилин, молодой человек лет 25-ти, рассказал всем на Западе, что сидел в тюрьме, воевал в Ираке, Израиле, Чечне и еще черт знает где, и этот несусветный опыт тоже увековечил в своих нетленках. Барон Мюнхгаузен плачет от зависти.

На историю восхождения Лилина я смотрю с восхищением и очень хотел бы с ним опрокинуть по рюмочке. А что, это же вполне в русских литературных традициях, у нас тут имели место Хлестаков и Остап Бендер — в их полку прибыло. Россия хоть и диковатая страна, я пришел из России эссе захара прилепина, право слово, просто невозможно представить ситуацию: И у нас все это издадут и анонсируют: Ну не будет такого никогда!

Захар Прилепин пришел из России

Все сразу поймут, что нас решили накормить клюквой. А вот клюква о нас в Европе и Америке — ничего, проходит на ура. Мои книжки переведены на 14 языков, и мне ни на одну минуту не приходило в голову считать себя писателем с европейским именем — все это, как я предполагаю, несколько затянувшееся я пришел из России эссе захара прилепина, касающееся очень узкого круга по-прежнему интересующихся Россией маргиналов.

  1. В первую очередь потому, что, грубо говоря, до нее нет особого дела ни в самой России, ни за ее пределами. На фоне всех этих жутких судеб, кто дал нам право ощутить себя несчастным, растерявшим и разменявшим мечту свою на печаль свою, разочаровавшимся, в конце концов?
  2. Свободы при этом тоже нет. Статья Авена породила бурную дискуссию в прессе.
  3. Здесь появляется возможность порассуждать о том, что Россия потеряла очертания.
VK
OK
MR
GP